ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ПРИШЛИ ИЗ РАО И ВОИС

Многие боятся проверок и не знают, как действовать, если к ним пришли из РАО и ВОИС. Однако, когда есть договор с правообладателями, повода переживать нет.

Написали статью, после которой бессмысленно паниковать, если заведение проверяют организации, которые управляют авторскими и смежными правами, — ОКУП.
Как действуют РАО и ВОИС
Инспекторы общественных организаций не носят форму, значки или нагрудные удостоверения — вы не догадаетесь, что за столиком сидят именно они. Сотрудники РАО и ВОИС ведут себя как обычные посетители, заказывают еду, обсуждают погоду или новый фильм.

Пока вы суетитесь, обслуживая гостей, они записывают музыку, которая играет в заведении, на диктофон или мобильную видеокамеру. Затем, уже имея записи, спрашивают, на каком основании в заведении играет музыка. Основание только одно — договор. Его они и просят предъявить.

Если договора нет — составляют претензию и направляют её представителям заведения. Обычно в документе просят подтвердить, что музыка играет законно, указывают название, адрес заведения и список композиций.

На требование надо ответить в течение 30 дней. Иначе — иск в суд. Кроме этого, иск направят, если ваш ответ не устроит РАО и ВОИС. Так бывает, когда у пользователя нет контрактов с правообладателями, либо он не может подтвердить, что заключил их.

Иногда в ОКУП предполагают, что организация, заключившая договор с исполнителем, — ненадлежащий правообладатель. Например, ВОИС подала иск к авиакомпании «Ютэйр»: общественная организация настаивала, что театр «Геликон-опера», передавший авиакомпании музыку, не является законным правообладателем фонограмм. Но суд отказал в иске, поскольку ответчик подтвердил права.
Аккредитованные общественные организации могут требовать вознаграждение от имени любого, даже неизвестного им правообладателя. РАО — за авторов слов и музыки. ВОИС — за исполнителей и изготовителей фонограмм. Это касается и зарубежных правообладателей, основание — международные договоры о правовой охране и договоры ОКУП с иностранными организациями.

Документы по теме:

— Бернская конвенция.
— Конвенция по охране литературных и художественных произведений.
— Римская конвенция.
— Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций.
— Женевский договор.
— Договор Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам.
Когда насторожиться
— Вам угрожают полицией и Прокуратурой.

Если не отправить претензию и попросить Прокуратуру проверить заведение — она откажет. Орган знает свои полномочия и не вмешивается, когда это не нужно. Так же и с полицией.

— Говорят, что вы обязаны иметь договор с РАО и ВОИС, а договор с другой организацией не имеет силы.

Это не так. Если компания заключила договор напрямую с правообладателями — их сотрудничество находится в правовом поле.

— Пугают аккредитацией.

Она нужна, чтобы без договоров представлять сразу всех правообладателей. Для коммерческих компаний это не имеет смысла.

— Требуют деньги, не составив претензию или не заключив договор.

Это мошенники.

Помните, что РАО и ВОИС — общественные организации, а не органы государственного надзора и контроля, поэтому не обладают властными или распорядительными полномочиями.
ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Открыть 146 статью УК РФ.
Как действовать
Попросите у инспекторов РАО и ВОИС показать доверенность, подтверждающую их полномочия: иногда сотрудниками прикидываются мошенники. Чтобы проверить компетенцию, можно позвонить в региональное отделение общественной организации.
Если ещё не с «Музлабом»
Когда подтвердили полномочия инспекторов, запишите названия композиций и имена исполнителей, которые зафиксировали проверяющие. Если ни представители общественных организаций, ни вы не знаете, кто исполнитель и автор музыки, попросите составить претензию с указанием правообладателей. После этого обращайтесь за помощью в юридическое бюро.
Если уже с нами
Покажите договор с «Музлабом» и сертификат от наших иностранных партнёров, оба документа имеют правовую силу. Затем свяжитесь с менеджерами «Музлаба», лучше сразу после визита или не позже трёх дней после него.

Почему так скоро — чтобы корректно зафиксировать условия инцидента: иногда сотрудники заболевают, увольняются или уходят в отпуск. Из-за этого информация будет неполной — минус для досудебных и судебных разбирательств.

Чтобы «Музлаб» отчитался о треках, сообщите нам, какие играли композиции и когда приходили инспекторы: дата, день недели и часы. Это нужно, чтобы не было разночтений в доводах.

Больше ничего делать не надо: мы решаем юридические споры за клиента, в том числе представляем его в суде.
Некоторые композиции уже не подлежат правовой охране. Например, народная музыка — общественное достояние, поэтому РАО не претендует на выплаты за неё. Однако остаётся ВОИС — защита прав на фонограмму: кто записал, тому и надо заплатить за использование его труда.
Что делать, если вам хамят
Бывает, что представители общественных организаций ведут себя грубо. В этом случае звоните руководителю регионального отделения, называйте имя и фамилию сотрудника и описывайте, почему жалуетесь на его поведение.

Чтобы слова не были головными, заранее установите в помещении видеокамеры, которые записывают звук. Если стационарных камер нет — предупредите, что будете снимать на телефон или записывать на диктофон. Сообщить заранее о видео- и аудиофиксации — требует закон.
ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Контакты общественных организаций в регионах:
РАО и ВОИС.
Куда теперь
Заключать договор с «Музлабом». С нами защитить заведение от юридических нападок, которые касаются бизнес-музыки, намного проще, потому что основную работу делаем мы.

И помните: без договора с правообладателями музыку проигрывать нельзя. За это несёт ответственность организация, которая её использует, — собственник или арендатор помещения.